Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:11 

Немного Эдгара Аллана По в польском переводе

Kruk

Stanisław Barańczak

W głuchą północ, w snów tumanie, gdy znużyło mnie dumanie
Nad księgami zapomnianej magii, znanej w dawnych dniach,
Chyląc głowę nad foliałem, niespodzianie usłyszałem
Chrobot, jakby ktoś nieśmiałym palcem skrobał znak na drzwiach.
Gość, mruknąłem, tym sygnałem daje znać, że stanie w drzwiach:
Skąd ten zimny pot i strach?

Och, pamiętam: wlókł się żmudnie grudzień, jak to zwykle grudnie,
Po podłodze pełgał złudnie żar, co gasł już w siwych drwach.
I pragnąłem, by nieskory świt prześwietlił wreszcie story,
By oderwał od Lenory myśl zbłąkaną w niebios mgłach,
Od Lenory, której imię do tej pory śpiewa w mgłach
Chór aniołów w moich snach.

Lękiem się o serce otarł szelest purpurowych kotar,
Grożąc cieniem, mrożąc drżeniem, które niosło się przez gmach;
By nad tętnem rozszalałem zapanować, powtarzałem:
To gość jakiś tym sygnałem daje znać, że stanie w drzwiach;
Tak, to późny gość – szeptałem – stanie wnet w otwartych drzwiach;
Po cóż ten dziecinny strach?

Czując, że znów głos mi służy, nie wahałem się już dłużej:
Panie – rzekłem – czy też Pani – gościu, któryś pod mój dach
Zbłądził – dowiedz się, mój panie, że to nocne chrobotanie,
Gdy zabrzmiało niespodzianie, w ścianie jakby lub przy drzwiach,
Wziąłem zrazu za szmer myszy – tu otwarłem drzwi; lecz w drzwiach
Mrok stał tylko, mrok i strach.

Całą trwożną mocą wzroku wpatrywałem się w głąb mroku,
Jakbym stanął nad otchłanią nie widzianą w ludzkich snach;
Ale ciemność trwała niema, świadcząc, że za drzwiami nie ma
Żywej duszy; tylko trzema sylabami poprzez gmach
Szept Lenora! niósł się z moich ust i echem poprzez gmach
Wracał, drżąc w okiennych szkłach.

Zawróciłem więc od proga, czując, jaka mi pożoga
Duszę niszczy, jak się iskrzy głownia serca w gniewnych skrach.
I znów chrobot przerwał ciszę: Pewnie – rzekłem – wiatr kołysze
Okiennicę, albo słyszę zgrzyt obluzowanych blach
Jakiejś rynny; ten niewinny chrobot przerdzewiałych blach
To nie powód, by czuć strach.

Pchnąłem okno. I z łopotem skrzydeł, z czarnych piór furkotem
Wdarł się przez nie szumnym lotem kruk, ptak święty w dawnych dniach.
Musiał znać swą przeszłość – zatem, jakby gardził ludzkim światem,
Z wielkopańskim majestatem zasiadł w ciszy tuż przy drzwiach,
Na Atenie marmurowej tkwiącej w niszy tuż przy drzwiach:
Siadł, a mnie ogarnął strach.

Lecz przemogłem trwogi władzę: komizm jakiś był w powadze
Ptaka-starca, odzianego w zdartych piór żałobny łach.
A to z waści kawał mruka! – rzekłem kpiąco. – Do kaduka,
Tak wyleniałego kruka nie ma i na piekieł dnach!
Zdradź mi, jakie nosisz imię na Hadesu mrocznych dnach?
Kruk zakrakał: Kres i krach.

Osłupiałem; czy to wszystko sen? jak mogło się ptaszysko
Tak odezwać, jak orator, co na wylot zna swój fach?
Choć w tym sensu było mało, przecież słusznie się zdawało
Rzeczą całkiem niebywałą, że ptak, siedząc przy mych drzwiach,
Na popiersiu marmurowym, bielejącym tuż przy drzwiach,
Kracze schryple: Kres i krach.

Gęstą czernią na boginię cień rzucając, kruk jedynie
Parę słów wykrakał, jakby skakał w nich po kruchych krach.
Potem milczał dłuższą chwilę – widać chciał rzec właśnie tyle .
Lecz gdym rzekł: Czy się nie mylę? czy zbłądziłeś pod mój dach,
By mi zdradzić, jakie szczęście znajdzie drogę pod mój dach? .
Kruk zakrakał: Kres i krach.

Słysząc znów tych słów dźwięk nagi, więcej w nich znalazłem wagi:
Brzemię wróżby spadło na mnie, jak na trumnę spada piach.
Pewnie – spróbowałem zatem – te dwa słowa są cytatem
Z wieszcza, znużonego światem, wciąż skąpanym w krwi i łzach,
Z mistrza, który swoją lutnię stroił smutnie, cały w łzach,
Na dwa tony: .Kres i krach.?

Lecz wciąż miał nade mną władzę komizm tkwiący w tej powadze,
Przeto w kąt, gdzie bielał marmur i gdzie czerniał ptak przy drzwiach,
Pchnąłem mój obity skórą fotel, by w nim wszcząć ponurą
Medytację nad naturą słów zrodzonych w zmierzchłych dniach,
Zgłębiać głuchą wróżbę, którą ów ptak, w dawnych czczony dniach,
Zawarł w krótkim: Kres i krach.

Gdym brnął przez hipotez listę, kruk źrenice swe ogniste
Utkwił we mnie, jak szachista, gdy szyderczo syczy: Szach!;
Trwało to milczące starcie; spoglądałem nań uparcie,
Głowę wsparłszy o oparcie: skóra, pękająca w szwach
Lecz wciąż gładka, odbijała światło świec, a w czaszki szwach
Huczał pogłos: Kres i krach.

I pojąłem w owej chwili: już się nigdy nie odchyli
Na poduszki droga głowa, z iskrą światła w złotych brwiach...
I załkałem: Tak, niestety! Bóg cię skrapia wodą z Lety,
Aby obraz tej kobiety nie nawiedzał cię już w snach!
Tak, spal wszystkie jej portrety – wtedy ujrzysz w przyszłych snach...
Kruk dokończył: Kres i krach!.

Zły proroku! – zakrzyknąłem – czartem jesteś, nie aniołem,
Czy Kusiciel cię tu przysłał, czy sztorm cisnął cię na piach
Mojej duszy, na wybrzeże, gdzie Samotność pustki strzeże .
Zanim życiu sens odbierze Rozpacz, uśmierz w sercu strach:
Jestże balsam w Galaadzie? Powiedz, bo mnie dręczy strach!
Kruk zakrakał: Kres i krach.

Zły proroku! – zakrzyknąłem – czartem jesteś, nie aniołem,
Na to niebo ponad nami – na ten Boga wzniosły gmach –
Zdradź mej duszy, którą pali ból: co czeka na nią w dali?
O, gdybyśmy się spotkali z mą Lenorą w nieba mgłach!
Co mnie czeka, co ocali – czy Lenora w rajskich mgłach?
Kruk zakrakał: Kres i krach.

Zgrzyt tych słów niech nam się stanie pożegnaniem, zły szatanie! .
Poderwałem się. – Leć w zamieć, w zamęt, zgiń na piekieł dnach!
Nie waż się uronić pióra – niechaj czarna twa natura
Sczeźnie, wroga i ponura; nie chcę widzieć cię w tych drzwiach
Nigdy więcej! Wyrwij z serca dziób – i precz, bo stoi w drzwiach...
Kruk dokończył: Kres i krach.

I wciąż jego czerń skrzydlata nie drgnie, jakby chciała lata
Spędzić nad Pallady bladym czołem, w niszy tuż przy drzwiach;
I wciąż w oczach mu się żarzy demoniczny blask lichtarzy,
A cień kruka trwa na straży mojej duszy, która w snach
Miota się, lecz nie powstanie, bo wciąż jawi się w jej snach
Krecha krwawa – kres i krach!

21:28 

- Я не буду использовать Смертельное проклятие!
- Но почему?
- Вы же сами говорили, профессор, что оно каждый раз отнимает частицу души.
- Ну, и что? Крохотный кусочек, подумаешь!
- Как бы то ни было, я не намерена разбазаривать свою душу на такую херню. Кроме того, обычным заклинанием для стрижки газонов можно прекрасно нашинковать противника на кусочки, и совершенно бесплатно!
- В стенах Пуффендуя не видывали ещё таких страшных особ, как вы, панна! О чём только думала Распределяющая Шляпа?
- Я бы сказала, о чём она думала, но воспитание не позволяет мне ругаться матом в присутствии польского шляхтича, пан Черновронский.

18:18 

Недоумение

Почему сайту "В Контакте" не подходит простое славянское имя Анджей? Я уж не говорю о Яромире.

00:44 

СКАЗАНИЕ О ДРАКУЛЕ

СКАЗАНИЕ О ДРАКУЛЕ-ВОЕВОДЕ



Был в Мунтьянской земле воевода, христианин греческой веры, имя его по-валашски Дракула, а по-нашему — Дьявол. Так жесток и мудр был, что каково имя, такова была и жизнь его.

Однажды пришли к нему послы от турецкого царя и, войдя, поклонились по своему обычаю, а колпаков своих с голов не сняли. Он же спросил их: «Почему так поступили: пришли к великому государю и такое бесчестие мне нанесли?» Они же отвечали: «Таков обычай, государь, наш и в земле нашей». А он сказал им: «И я хочу закон ваш подтвердить, чтобы крепко его держались». И приказал прибить колпаки к их головам железными гвоздиками, и отпустил их со словами: «Идите и скажите государю вашему: он привык терпеть от вас такое бесчестие, а мы не привыкли, и пусть не посылает свой обычай являть другим государям, которым обычай такой чужд, а у себя его блюдет».

читать дальше

12:37 

Урок Каббалистики

Корделия уже битый час стояла возле кабинета каббалистики и ждала долгожданного урока. Ее глаза обшаривали коридор в поисках знакомой высокой фигуры поляка.

Цирцелла уткнулась в "Потерянные души?" и вообще выпала из реальности, где преподаватель блондинку не интересовало, блондинку интересовали Зиллах, Молоха, Твиг, Новый Орлеан, и еще много чего, к каббалистике отношения не имевшего. Она просто подпирала стенку рядом с дверью и проглатывала страницу за страницей.

- Цир,а он точно будет? Ну, урок? - Корделия нервно посмотрела на подругу и вновь уставилась в коридор.

Цирцелла вынырнула из воображаемых объятий, прищурила безупречно подведенные глаза, ткнула пальчиком в строку, чтобы не сбиться, и ехидно осведомилась6
- А ты думаешь, я не могу найти ничего лучше чем торчать в коридоре?

Каким образом Эдди Стэйпл попал на эту пару, он и сам не знал. Жажда знаний, верно, толкнула его на непредсказуемые поступки. И мало осмысленные. У кабинета уже стояли девушки со слиза. Лично он против них ничего не имел, но заниматься только в их компании... А, судя по тому, что других мантий и галстуков он не видел, так тому и быть.

Цир перевела взгляд на юношу, оценила, нашла очень легким, и снова уткнулась в книгу.

Черновронский стремительной тенью скользил по сумрачному коридору, пользуясь тем, что его в данный момент никто не видит. Он только что побывал у пана директора - Дамблдор заботливо интересовался, как пан Черновронский устроился, нет ли каких проблем или пожеланий. Главных вопросов так и не задал, хитрый старый лис. А раз не задал, то Черновронский и не счел нужным рассказывать о том, что узнал. Пожиратели и оборотни - не его проблема, война с Темным лордом - не его война. Хотя этот гриффиндорец-волкодлак - довольно забавный птенец... Черновронский остроклыко ухмыльнулся. В свете бытует мнение, будто вампиры и оборотни на дух не переносят друг дружку. Нельзя сказать, чтобы это было совсем уж выдумкой, но... перспектива завести себе ручного оборотненка казалась Черновронскому все привлекательнее и привлекательнее. Услышав за углом нестройный шум голосов, профессор перешел на обычную человеческую поступь - эхо шагов гулко разнеслось по коридору.

читать дальше

14:11 

Хогвартские будни

Римус проснулся первым из их четверки и разбудил остальных. Не таким зверским образом, как их будил иногда Джеймс. Прилетевшая с утра в голову подушка, по мнению парня, не лучший будильник. Поэтому он тихо, но безапелляционно, разбудил друзей, невзирая на их уговоры на тему: "еще пять минут!". Еще на кровати Римус осмотрел ногу. Надо отметить, что профессор Черновронский прекрасно залечивает раны. Даже шрама не осталось. Хотя, он бы лучше с еще одним шрамом походил, вместо вчерашних ночных приключений. Джеймс, Сириус, Питер и Римус спустились в гостиную, а оттуда - прямиком в Большой зал, на завтрак.

***

Скрепя сердце, Цирцелла оставила "Потерянные души?" под подушкой и теперь, за завтраком, она вот уже семь минут перемешивала овсянку, подперев щеку рукой и глядя в пустоту пронзительно-голубыми глазами.

***

Трансфигурация, наконец, закончилась, и Римус вздохнул свободнее. Все были какие-то хмурые - с чего бы это, интересно? Друзья пообещали объяснить все позже, но пока он не добился от них вразумительного объяснения происходящего

***

Лили задумчиво собирала вещи. Учебник, свиток, перо, чернильница, учебник Римуса...

***

Барн Стемз поправил сумку на плече и проверил, на месте ли палочка. После зельеварения палочка могла деться куда угодно, а "добрые" сокурсники никогда не упускали возможность напакостить. Впереди было наказание у МакГоннагалл, идти на которое откровенно не хотелось.

**

- Спасибо, Лили, - Римус благодарно кивнул девушке, - Послушай, у тебя есть минутка?
Они уже вышли из кабинета и шли на улицу, на Травологию.

- Что? А, да, - голос Римуса вырвал Лили из задумчивости, - Конечно. Пойдем.
Было немного неловко после Того разговора.

Римус отвел ее в сторону:
- Лили, расскажи мне, что произошло несколько дней назад? Я в курсе,что было нападение. Но всех подробностей не знаю, - он нервно теребил лямку рюкзака.

Все же речь пошла совсем не о том, о чем думала Лили, и девушка не знала радоваться ей или плакать.

Римус смотрел на Лили в упор, закусил губу. Он не понимал почему она медлит с ответом.

- Пожиратели, оборотни... они устроили кровавое месиво в Хогсмиде, - Лил было неприятно вспоминать те колдографии, которыми пестрили газеты.

У Римуса дернулся уголок рта.
- Пожиратели? Оборотни? - в его мысли вкралось плохое предчувствие, - А сколько было оборотней, не было сказано? - И добавил, спохватившись:
- И пожирателей...

Навстречу гриффиндорцам попался профессор Черновронский. Заметив Римуса, он заулыбался:
- А, пан Люпин! Рад вас видеть в добром здравии! - он приветливо кивнул Лили.

Услышав над ухом знакомый голос, Римус поднял голову:
- Здравствуйте, сэр.

Лили ответила профессору кивком, а затем перевела взгляд на Римуса:

- Сейчас... - она начала рыться в сумке, - Вот!
Лили протянула Римусу уже изрядно помятую газету, которую так и не потрудилась выбросить с прошлого раза.

- Спасибо, Ли! - Римус хищно вцепился в газету и жадно впился глазами в заметку, забыв даже о профессоре Каббалистики.

Черновронский чуть отстал, но продолжал невзначай прислушиваться к разговору двух гриффиндорских птенцов. Несомненно, он слышал о налёте - в учительской его только ленивый еще не оповестил. И будь он не пан Черновронский, если вчерашняя история с раной Люпина как-то с этим не связана!

читать дальше

01:36 

Первая встреча с оборотненком

Немного припадая на правую ногу, юноша чуть ли не срывался на бег, чтобы поскорей добраться до замка от Визжащей хижины. Полнолуние закончилось прошлой ночью и он очнулся в лесу, рядом с Кореном. Каким образом он оказался опять в поселении оборотней, так и осталось загадкой. Да и нога была рассечена... Явно не на сук напоролся. Обследовав ногу, он понял, что это последствие режущего заклинания. Но откуда? В голове витали только непонятные темные силуэты, огонь и зеленый свет. Но вспомнить что-то еще он не мог. Его снедал страх... Страх из-за той неясной встречи с Пожирателями и Фенриром. Возможно, те неясные образы, оставшиеся у него в голове - и есть ответы на его вопросы. Но что произошло, если не нападение на школу?что они там делали? Эти и многие другие вопросы занимали все его мысли. Наконец, Римус добрался до замка. Поднявшись сначала к мадам Помфри,чтобы сказать ей, что вернулся (про ногу он решил не упоминать. Заживет сама), Римус стал подниматься вверх по лестнице.

Черновронский прошел мимо директорской горгульи, сентиментально похлопав её на ходу по чешуйчатому боку - зверюшка напомнила ему обитателей чертогов родного Чарноврана. Горгулья оскорбленно фыркнула и щелкнула клювом, норовя откусить ему пальцы. Черновронский быстро отдернул руку и тихо засмеялся.
В целом беседа с Дамблдором прошла в позитивном ключе, если не принимать во внимание бесконечные попытки директора попотчевать его, Черновронского, очередным сортом конфет. Святый Боже, если бы Черновронский употреблял столько сладкого, сколько пан директор, он бы не вылезал из кабинета дантиста!
Анджея Яромира даже передёрнуло.

Он вернулся спустя почти полугодового отсутствия - безобразие, конечно, но Дамблдор клятвенно заверил его, что найдет достойную замену на время "вынужденного отпуска"... Черновронский скептически хмыкнул. Он не считал, что ему можно подыскать замену, а, тем паче, "достойную". Свой предмет - Каббалистику - он любил с упоением фанатика и справедливо полагал, что никакой временный преподаватель не в силах дать студентам и отблеска подлинного света истины... Наверняка всё у них свелось к бессмысленному заучиванию формул и зубрёжки основных терминов...
...Погруженный в свои мысли, он не сразу обратил внимание на явственный запах крови, но инстинктивно двинулся следом и вскоре нагнал на лестнице, ведущей в Восточную башню, тощую, прихрамывающую фигуру.

читать дальше

01:35 

Ни к чему не обязывающий разговор

- Dobry wieczór, паньство, - Черновронский был как всегда свежевыбрит, изыскан и благоухающ.

- Добрый вечер, профессор, - улыбнулся Римус.

- Надо же! Оборотень и вампир мило беседуют наедине, какое историческое событие! - хмыкнул Черновронский будто бы про себя.

- Почему-то это совпадение напоминает не очень интересную историю, - заметил Римус.

Черновронский поморщился:
- Зачем вспоминать какую-то историю, птенец? Историю нужно творить. А уж будет она интересной, или нет, зависит от нас самих.

- Согласен, - кивнул Римус. Возразить было и правда нечего.

Черновронский на некоторое время вроде бы задумался о чем-то и вдруг хитро улыбнулся:
- А вот скажи мне, как ты считаешь - если оборотень укусит вампира, что произойдёт? Вампир станет оборотнем? Или оборотень - вампиром?

- Ммм... на мой взгляд, он останется вампиром,только в полнолуние будет обращаться. В принципе, вампир - это тот же человек, только диета отличается. Ну, это только на мой взгляд, - добавил Римус, - А вы как считаете?

Черновронский прикрыл глаза, вспоминая:
- Как сейчас помню, было это в тысяча семьсот тринадцатом году от Рождества Христова, под Львовом. Схватились мы с украинскими волкодлаками, ух и резня была! Летели кровавые клочья. Я потом лет десять регенерировал, - он рассмеялся, - Но оборотнем я так и не стал.

Римус усмехнулся:
- Несовместимость. Вполне возможно, что, эмм... так как мы относимся к разным типам, если можно выразится, говоря языком "научным", магических существ, точнее, я отношусь к этому определению, а вы - к отдельной ветке Хомо Сапиенса, то,возможно, мы просто несовместимы. Другого объяснения у меня просто нет.

- Какой начитанный птенец! - восхитился Черновронский, - А вот тебе ещё задачка: стоят в очереди вампир, оборотень, Пожиратель, аврор и маггл. И тихонечко так стоят себе, и никто ни на кого не нападает. Как ты думаешь, почему?

- Может быть, они об этом просто не знают? Кто есть кто, я имею ввиду. Но вот если бы они узнали - сразу началась бы свара.

- Десять баллов Гриффиндору, - улыбнулся поляк, - Ты мне нравишься, птенец. Приходи на мои занятия, когда закончится полнолуние.

- С удовольствием, профессор! - Римус расплылся в радостной улыбке, - Кстати,когда оно уже закончится? Не знаете? А то надоело в волчьей шкуре бегать.

- К великому прискорбию моему - не имею понятия, - вздохнул Черновронский, - Я думал, это зависит от вас самих.

- К сожалению, нет. Когда луна уйдет, только тогда мы обращаемся обратно.... - он сложил лапы, водрузил на них серую морду и вздохнул, глядя на профессора, - А что будет на ваших занятиях?

- А вот там и посмотришь, - профессор улыбнулся.

- Эх... - Римус поднял морду и грустно положил ее обратно.

- Доброго вечера, - в комнату вошел Антонин Долохов.

- И вам, пан Антонин, вечер добрый, - кивнул Черновронский.

Римус поднял морду, завертел хвостом и приветливо тявкнул.

- Римус, оборачивайся уже, - промолвил Долохов, - Все волки уже в человеческий облик возвратились.

- Полнолуние закончилось? - удивился Римус, - А как же я добрался обратно до замка?

- Порталом до Хогсмида, - пояснил маг, - Они в деревне ещё остались. А там - хижина, и в замок.

- Понял, спасибо, - кивнул оборотень, - Сейчас, подождите секунду...

13:51 

Реальные истории из жизни пана Черновронского

Как-то раз шел пан Черновронский посреди ночи по опасному району. Он был настолько погружен в свои мысли, что мало что вокруг замечал. И вдруг кто-то сзади внезапно положил ему руку на плечо.
- О, Господи! - воскликнул пан Черновронский от неожиданности и подскочил на месте, резко оборачиваясь. Перед ним стоял Антонин Долохов, немного обескураженный такой реакцией.
- Ах, это вы, пан Долохов, - облегченно проговорил Черновронский, держась за сердце, - А я уже было подумал, что это маньяк какой...

***

Как-то раз шёл пан Черновронский по коридору Хогвартса, как обычно, глубоко задумавшись. Проходя мимо стайки первокурсников, он заметил, как малышня разом прекратила разговор и уставилась на него, сворачивая шеи вослед. Преподаватель слегка удивился, но не придал этому большого значения и продолжал свой путь, а в спину ему раздался дружный восхищённый вздох.
- Вот это круто! Я тоже хочу быть таким! - прошептал какой-то ученик.
"Что бы это значило?" - подумал пан Черновронский.

00:22 

Аристократы

- Антонин Долохов, к вашим услугам
- Анджей Яромир Черновронский, к вашим.
- Давайте остановимся на Антонине и Анджее?
- Анджее Яромире, если угодно. Анджей - слишком фамильярно. Так меня даже матушка в детстве не звала.
- Не угодно, но коль скоро мы одни, ты я смирюсь. Чем на жизнь зарабатываете?
- Что прямо вот так сразу? - Черновронский приподнял кустистые брови, - Даже о погоде не поговорим? У меня много источников средств к существованию, пан Антонин. От родителей остался в наследство колдофармацевтический бизнес в Варшаве. Хватает и на жизнь, и на благотворительность.

читать дальше

Czarnowron

главная